Размер
A
A
A
Цвет
С
С
С
Изображения
вкл
выкл
Обычная версия сайта
mi.university Menu
Лекторы и мастера
<h1>Марина Новикова-Грунд</h1>

Марина Новикова-Грунд

Декан Факультета психологии. Психолог и психолингвист, разработчик курсов по семиотическому пониманию текста, автор книги «Уникальная картина мира индивида и ее отображение на тексты.

Область научных интересов — психология, лингвистика, психолингвистика. Первые 15 лет своей научной жизни я занималась компаративной, то есть сравнительно-исторической лингвистикой. И все эти годы меня мучил вопрос: над чем они, эти древние люди, от которых у нас остались лишь орнаменты на глиняных черепках, смеялись? И смеялись ли вообще? Этот вопрос вызывал сдержанное недоумение у коллег-лингвистов: им было интереснее, как, например, корень -kt- пропутешествовал из Междуречья через пол-Азии и всю Европу, оставляя за собой хвост на географической карте, и как латинский катус, французский ша и испанский гато добрались до наших краев в виде котика.

В общем, смех — это к психологам, сказали мне лингвисты, сами не дураки поржать, но в свободное от науки время. Я и пошла. Но лингвистику с собой прихватила. И с тех пор изучаю, зачем люди говорят о смешном, как они скрывают, что им страшно, или скучно, или интересно, как они лгут и как проговариваются, о чем они молчат, потому что забыли, а о чем – потому что скрывают. В работу идут почти те же методы, что и в расшифровке письмен на древних глиняных табличках.

Что я люблю делать? Слушать и читать всякую ерунду. Нет, не-ерунду я тоже люблю. Но из ерунды, из дурацкой болтовни о приготовлении супа, о проделках любимого песика и о распущенности современной молодежи можно узнать о таких глубинах души, о таких драмах, что куда там Шекспиру.

Ну и байка из профессиональной жизни. Однажды я принимала экзамен. У меня обычно двухбалльная система оценок: кто не знает ничего — тому четыре, остальным – пять. Но тут появился студент, о котором сказать «ничего» было бы недопустимым преувеличением. Он не знал ничего-ничего-ничего! Я пыталась придумать такой простой вопрос, чтобы он хоть что-то сказал. Тщетно. И тогда я предложила: «Давайте, вы меня о чем-нибудь спросите. И если я вам смогу ответить, я вам поставлю вам оценку». Этот приём хорошо работает: человек хотя бы на экзамене узнает что-то новое, и в следующем семестре начинает нормально учится: я стараюсь рассказать интересно, да и чувство вины можно использовать в благородных целях просвещения. Молодой человек посмотрел на меня взглядом пойманной зверюшки, выдержал тяжелую паузу, вздохнул и спросил: «Как вас зовут?»